Деньги улиц: закон против «ящиков», face-to-face фандрайзинг и кейсы борьбы с мошенниками

Еще несколько лет назад о мошенничестве в благотворительности говорить было не принято — считалось, что это бросает тень на все сообщество и подрывает доверие к благотворительным фондам. Оказалось — нет. Можно и говорить, и действовать, и даже побеждать мошенников.

Деньги улиц: закон против «ящиков»

О новом законопроекте, который будет регламентировать правила сбора наличных на улицах, о верификации добросовестных НКО и об успехах в регионах поговорили на конференции «Все вместе против мошенников», которая прошла в Москве.

Закон против «ящиков»

В мае 2017 члены Ассоциации «Все вместе» составили «Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки». Можно сказать, что с этого в России началась системная борьба с мошенничеством в третьем секторе. На данный момент подписи под декларацией поставили 216 организаций. Участники конференции «Все вместе против мошенников» сошлись на том, что окончательно победить мошенников ни в благотворительности, ни в любой другой сфере не удастся никогда. Главная задача — сделать их работу невыгодной и не максимально некомфортной.

Депутат Госдумы Наталья Костенко рассказала, что летом в парламенте будет рассматриваться законопроект, регламентирующий сборы наличных денег на улицах.

По ее словам, законом будет запрещено собирать в ящики (и другие устройства) на улицах тем, у кого занятие благотворительной деятельностью не прописано в уставе. Чтобы организовать такой сбор, нужно будет получить разрешение властей по аналогии с законом о митингах и демонстрациях. В подзаконном акте будет четко прописан порядок изъятия денег из таких ящиков: должен составляться акт, на вскрытии ящика должно присутствовать не менее трех человек, один из которых — стороннее лицо, не связанное с организацей. Например, если это ящик установленный в магазине, то при выемке денег должен присутствовать представитель магазина.

«Одна из сложностей — соблюсти интересы «бабушек, которые в силу жизненных обстоятельств вынуждены просить милостыню на улице», чтобы их не затронул этот законопроект», — объясняла Наталья Костенко на конференции «Все вместе против мошенников».

По ее словам, уже проведены консультации с Министерством экономического развития и с Министерством юстиции. Все их предложения учтены, законопроект внесен в Госдуму и находится на рассмотрении в профильном комитете парламента.

«Участники конференции подняли целый пласт проблем. В том числе прозвучали предложения запретить осужденным по статье «мошенничество» создавать благотворительные организации. Мы договорились обобщить с помощью «Форума Доноров» и проработать все высказанные предложения», — резюмировала Костенко.

Ответственность за нарушения при сборах наличных средств на улице в новом законопроекте пока не предусмотрена.

Третий сектор против мошенников. Пять правил саморегулирования.

Помимо внешнего законодательного регулирования третьему сектору необходимо внутреннее саморегулирование в борьбе с мошенниками. Вот несколько принципов, которых следует придерживаться добросовестным фондам и НКО на этом пути.

  1. Открытость

Добросовестные фонды должны публиковать отчетность о своей деятельности. Степень детализации — вопрос дискуссионный. Владимир Берхин, руководитель фонда «Предание» считает, что нет предела открытости и говорить в отчетах можно обо всем, в том числе раскрывать, например, зарплаты сотрудников НКО. Кроме того, он считает, что отчетность должна быть одинаково прозрачной и детализированной независимо от размера пожертвования. «Права жертвователей должны быть равны. Если подобный принцип будет введен в действие у нас не останется вопросов. Сейчас не защищены права доноров никак защищены», — считает он. В то же время Вячеслав Бахмин, председатель экспертного совета Московской хельсинской группы, член совета Ассоциации фандрйзеров уверен, что излишняя прозрачность может быть вредна. «Прозрачность — это открытость, не вызывающая вопросов. Но кто задает вопросы? Отчетность должна различаться в зависимости от целевой группы, которой она направлена», — говорит он.

  1. Эффективность

Это второй «горячий» вопрос для третьего сектора. Нужно показывать не только сколько денег собрано и на что они потрачены, но и какой эффект достигнут для конкретного благополучателя и для общества в целом. Здесь третьему сектору не хватает инструментов оценки эффективности и долгих исследований, которые бы позволили оценить отложенные результаты их работы.

  1. Верификация

Отличить «белый» сбор от «серого» помогут специальные сервисы, агригаторы и организации, которые берут на себя контроль документации и отчетности тех, кто открывает сбор. Сейчас верификация есть в социальной сети ВКонтакте, у Добро.Mail.ru, у проектов «Такие дела» (фонд «Нужна помощь),  у Благо.Ру (Фонд КАФ) и благотворительного собрания «Все вместе». «Мы должны ручаться за тех, кто с нами. Мы отсеиваем заявки проектов, которые не предоставляют отчеты. И дело не в самом документе. Просто, если у организации нет отчета, то обычно там проблемы с рефлексией и с целеполаганием бардак», — считает Саша Бабкина, руководитель Добро.Mail.ru.

Деньги улиц: закон против «ящиков», face-to-face фандрайзинг и кейсы борьбы с мошенниками

У каждого верификатора есть свои стандарты, поэтому какие-то фонды проходят верификацию на одном проекте и не могут пройти на другом. Фондам в свою очередь выгодно пользоваться такими сервисами — это дополнительные сборы, доверие, узнаваемость и репутация верификатора подкрепляет репутацию участников.

  1. Инвестиции в бренд и узнаваемость

На вопрос ВЦИОМ «Какие крупные благотворительные фонды, проекты, организации вы знаете хотя бы по названию?» 70% респондентов сказали «никакие» или затруднились ответить. По словам НатальиПетровой из фонда «Дети наши», есть ощущение, что фонды боятся инвестировать в свою узнаваемость.

  1. Объединение сообщества

Лоббировать интересы сектора проще сообща. Опыт законопроекта в Госдуме лучшее тому доказательство. Но есть еще проблемы, например, нежелание рядовых сотрудников полиции связываться с делами мошенников и лжеволонтеров. Решать это нужно с руководством ведомств, а открывать двери в важные кабинеты проще, когде все вместе. И, конечно, делиться опытом. Так, на конференции «Все вместе против мошенников» презентовали сборник лучших кейсов борьбы с недобросовестными фондами в регионах России.

Face-to-face, или как можно собирать деньги на улице

Не все, кто собирает деньги на улице, — мошенники. Существует довольно популярная в мире технология фандрайзинга face-to-face или «прямой диалог».  В России ей активно пользуется проект Детские деревни SOS. В рамках такой технологии работают не волонтеры, а профессиональные фандрайзеры: они проходят обучение и получают заработную плату.

«Это очень сложная работа. Наши уличные фандрайзеры никогда не собирают наличные деньги в коробку. Они предлагают подписку на регулярные пожертвования через наш сайт, который показывают на планшете или экране мобильного телефона. И просят оставить свои данные, потому что нам нужны не деньги, нам нужны лояльные жертвователи, с которыми мы дальше строим отношения на много-много лет. Если люди не готовы сразу подписаться на регулярные платежи, что вполне нормально, то им дают листовку с информаци и ссылку на сайт. Опыт показывает, что немало людей приходит потом через сайт, потому что узнали о нас на улице », — объясняет Дмитрий Даушев, директор по фандрайзингу «Детские деревни SOS. Россия».

Face-to-face фандрайзеры могут работать на улицах, в парках, торговых и деловых центрах. Но не работают в транспорте.

По словам Дмитрия Дуашева, более 50% от всех сборов организации приходится на face-to-face фандрайзинг. «Мы ведем эту работу уже много лет, сейчас у нас 17 тысяч рекуррентных подписчиков на пожертвования. И это те люди, которые пришли через акцию «Прямой диалог», — говорит он.

Уличный фандрайзинг, как и любой другой, — это просто инструмент получения денег. Как любой инструмент, от может быть использован как в плюс, так и в минус, уверен Дмитрий.  Классический пример про автомобиль, который может быть опасен и сбить человека, а может быть «Скорой помощью», которая спасет жизни.

Успешные кейсы борьбы с мошенниками в регионах

Валерия Костина, союз благотворителей «Воимя добра» (Приморский край): 

«Мы решили бороться с мошенниками год назад, вдохновились на предыдущей конференции. Сделали круглый стол у себя в регионе, позвали силовиков и администрацию, представителей НКО, тех кто работает с молодежью, СМИ. Рассказали как работают добросовестные фонды и как отличить мошенников.

Создали рабочую группу при администрации. Опираясь на опыт Москвы и Санкт-Петербурга, инициировали написание правил пользования общественным транспортом, где четко указано, что нельзя собирать деньги. Сейчас документ на рассмотрении в Думе города. С департаментом информационной политики разработали материалы которые «осторожно мошенники» и для газет и для телевидения и для экранов в транспорте.

Составили юридические справки для различных ведомств о том, почему люди с ящиками ‒ лжеволонтеры и какие законы они нарушают. Также была запущена полноценная кампания в СМИ. Представители рабочей группы общались с руководителями школ и других учебных заведений, с полицией, руководством торговых центров».

Надежда Голубкова, фонд «Личное участие» (Самара):

«Самая большая беда была с торговыми центрами и ящиками которые там стояли скорее всего за арендную плату. Мы собирали несколько Круглых столов, на первый не пришел ни один представитель ТЦ, а вот на втором уже появились.

Сделали памятки во все вузы и образовательные учреждения:  на что обратиться внимание, чтобы не попасться мошенникам.  Они появились в трамваях,  метро, лифтах, мы стали размещать рекламу о мошенниках.  У нас в регионе есть одно уголовное дело, но оно, как говорится «глухарь».

Мв видим отклик. Нам стали звонить с вопросами: «Это ваши волонтеры ходят? Им можно доверять?». Если собирают возле больницы, врачи сами подходили к лжеволонтерам, спрашивали, просили уйти».

Веревкина Ольга, волонтер фонда «Хорошие люди» (Вологда):

«В начале 2017 года у нас в городе появились люди в  желтых жилетках с коробкой и надписью «гражданский активист». Люди в соцсетях начали задавать вопросы. Мы сами подошли к ним, попросили документы. Там было только свидетельство о рождении, справка о ДЦП и доверенность от мамы ребенка на сбор в пользу фонда «Аурея». Точно могу сказать, что нельзя решать проблемы с лжеволонтерами один на один, пытаться их уличить. Это может быть просто опасно!

А летом «Аурея» стала вовлекать в лжеволонтерство несовершеннолетних. Мы в итоге договорились с полицией, что, если они приезжают на такой вызов и там работает несовершеннолетний, то они не просто берут с него объяснение и отпускают, а не выпускают, пока за ними не приедут родители. Это сработало!».

Источник

Электронный журнал о благотворительности «Филантроп» был открыт 1 марта 2010 года. Цель – не только создать полноценное СМИ, но также собрать на одной площадке сообщество профессионалов и просто неравнодушных людей для обсуждения и продвижения идей филантропии в России. Учредитель журнала — фонд CAF Россия. CAF успешно работает в Москве с 1993 года: ежегодно осуществляет около сорока программ в сотрудничестве с крупнейшими российскими и международными компаниями и фондами, постоянно наращивая объем своего грантового фонда.
Нет комментариев

    Оставить отзыв