Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Чем лучше погода, тем больше мы гуляем и вообще перемещаемся в пространстве. Среди нас немало людей с расстройствами аутистического спектра (РАС). В стрессовой ситуации, при непредвиденных обстоятельствах, люди с РАС могут растеряться и потеряться. Что делать, чтобы этого не произошло? Что делать, если это все-таки случилось? Как помочь?

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

В прошлом году все соцсети облетел призыв о помощи — в метро потерялся 20-летний юноша с аутизмом. Мама вошла в вагон, а он не успел. Полиция в метрополитене отказалась отследить его перемещение по видеокамерам. К поискам подключилась добровольческая поисковая организация «Лиза Алерт». Вечером волонтеры обнаружили юношу в одной из городских больниц. Полицейские, а затем и врачи скорой приняли его за наркомана и отправили в отделение токсикологии. Привязали к кровати, стали проводить «детоксикацию», вводить снотворные препараты. Для самого юноши и его близких — это не просто стресс, а настоящая травма. Увы, бывают и вовсе трагичные случаи, которые заканчиваются гибелью ребят. Понимать, в чем выражаются особенности поведения людей с аутизмом, какие ситуации могут быть для них опасны, важно всем и каждому. Эти знания могут спасти не одну жизнь. Специалисты центра «Антон тут рядом» рассказали «Филантропу», как помочь тем, кто потерялся.

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Толпы, свет и шум

Наиболее дискомфортны для людей с расстройством аутистического спектра места большого скопления народа, места, где много яркого света и шума. «К нам единовременно поступает очень много информации извне — визуальная, тактильная, аудио-информация, — рассказывает Татьяна Бальчукова, куратор поведенческой команды центра «Антон тут рядом». — Мигает лампочка, кто-то что-то говорит, жужжит компьютер. Человеку с аутизмом в подобной ситуации трудно выделить, что из этого действительно важно, трудно сконцентрироваться. К нему с одинаковой силой поступают все эти сигналы. Чем их больше, тем выше вероятность стресса. Людей с аутизмом можно подготовить к тому, чтобы они спокойно чувствовали себя в кино, торговых центрах и метро. Но иногда что-то может пойти не так».

Человек с аутистическим расстройством в стрессовой ситуации:

Оказавшись в стрессовой ситуации, человек с РАС может размахивать руками, кричать, плакать, стоять и раскачиваться, прыгать на одном месте, кружиться на одном месте, впасть в ступор и ни на что не реагировать, кусать свою руку, бить себя по голове, повторять странные слова или фразы.

Как правило, он плохо или совсем не реагирует на окружающих, пока не успокоится. Если же человек в состоянии говорить, то может ответить невпопад, вновь и вновь повторяя слова, которые использует просто чтобы отвлечься от стресса.

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Трекеры, паспорта, наклейки

Главная рекомендация для родителей детей с РАС — приобретать GPS-трекеры. Полезно делать специальные наклейки на одежду с краткой информацией, например, со словами «У меня аутизм» и номером телефона, по которому можно позвонить в чрезвычайной ситуации. Альтернатива такой наклейке или нашивке — браслет с таким же текстом.

«Даже если человек с РАС высоко функционален и хорошо говорит, в стрессовой ситуации он может перестать использовать речь. Ему очень тяжело отвечать на вопросы и рассказать что-то о себе, — говорит Татьяна Бальчукова.

— Надо обязательно спросить, можно ли до него дотронуться, чтобы посмотреть, есть ли у него нашивка или браслет. Говорить нужно очень коротко. Вопросы лучше написать — возможно, так человеку будет проще ответить. Важно постараться отвести его в тихое место с приглушенным светом, где меньше визуального и звукового хаоса, и не дать причинить вред самому себе. Бывает, что прохожие начинают пугаться, спрашивать, что это он так странно себя ведет. Если вы готовы взять на себя некоторую ответственность, то можете сказать: «С ним все хорошо, я справляюсь». Лишние разговоры и лишнее внимание могут ухудшить ситуацию».

Центр «Антон тут рядом» разработал документ – «паспорт» человека с аутизмом. В нем содержатся краткая информация, рекомендации по взаимодействию и контактный телефон. Но паспорт не всегда возможно достать.

Иногда даже догнать человека бывает трудно — он может очень целеустремленно идти вперед и быстро преодолевать большие расстояния.

«Если мы точно знаем, что перед нами человек с особенностями, можно обогнать его, встать перед ним и, не дотрагиваясь, сказать: «Стоп! Все хорошо, я рядом!» Если это не подействовало, можно проследовать за ним, контролируя ситуацию, чтобы он просто не попал в опасность», — советует Татьяна.

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Артем «шел и громко пел»

Однажды Артем самостоятельно возвращался домой на социальном такси. Пока за ним спускалась сестра, чтобы открыть дверь, Артем ушел. Самостоятельные поиски результатов не дали. Мама молодого человека обратилась в благотворительную организацию «Перспективы», в центр «Антон тут рядом», в полицию. Добровольцы прочесывали весь район. Поиски заняли часов шесть. Поздно вечером Артема нашла полиция — он шел по улице недалеко от центра, куда обычно ходил на занятия. Несмотря на холод, Артем был в расстегнутой куртке и выглядел потерянным.

Еще один раз Артем потерялся, когда был в палаточном лагере — пошел не в ту сторону очень быстрым шагом, вдоль берега реки. Шел и громко пел. И снова часов шесть длились поиски. На сей раз нашли его без помощи правоохранителей. «Сейчас он  без меня никуда не ходит, — говорит мама юноши, Галина. — Собираемся покупать ему на лето GPS-браслет. Важно сразу обращаться ко всем, кто может помочь — в полицию, МЧС, во все общественные организации, поднимать на поиски всех, кто есть поблизости, причем чем быстрее, тем лучше. Самостоятельно лучше не бегать, не искать — так только время теряется».

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Артем и мама Галина

Когда в «Антон тут рядом» поступает информация о потерявшемся, сотрудники Центра немедленно связываются с поисковой организацией «Лиза Алерт». Иногда звонят неравнодушные люди — сообщают, что видят человека, который странно себя ведет, уточняют, не пропал ли он.

«Антон тут рядом» даже удалось начать общаться с полицией — в конце совещаний, на которых присутствует районное начальство, сотрудники Центра проводят небольшой ликбез. Они учат отличать человека с аутизмом от человека в состоянии алкогольного или токсического опьянения, показывают видео, объясняют, почему людей с РАС не нужно отправлять в психиатрические больницы: аутизм — не болезнь, а особенность.

К сожалению, существует внутренний регламент, по которому сотрудники полиции, столкнувшись с неадекватным поведением, которое длится дольше 15 минут, должны вызвать скорую (неадекватными, кстати, считаются даже невинные прыжки на месте).

Обычная скорая, в свою очередь, вызывает психиатрическую. Регламенты пересматриваются редко и медленно, но специалисты убеждают полицейских первым делом попытаться успокоить человека, позвонить не в скорую, а родителям. Специалисты центра отмечают, что многие полицейские настроены на сотрудничество, стараются разобраться в теме и прислушиваются к таким рекомендациям. Но иногда дело все-таки доходит до психиатрической больницы, где ребятам с РАС колют успокоительные препараты. Людям с аутизмом подобные препараты вообще не нужны и даже вредны. Вызволить человека сразу не всегда получается, и такое «лечение» может продолжаться целую неделю.

Увы, полиция в метрополитене — это отдельная система, и осведомленность среди ее сотрудников может быть ниже, чем среди обычной полиции. Общаясь с сотрудниками полиции в метро, особенно важно объяснить, что сначала надо звонить родителям и только в крайнем случае — в скорую.

«Вы очкарик, как и я!»

Ваня хорошо говорит, очень контактен, но в состоянии стресса может повести себя странно с точки зрения «обычных» людей, может разнервничаться, когда ему предлагают пройти досмотр в метро. Обычно в таких случаях его из метро выгоняют, но недавно родным молодого человека позвонил начальник станции — спросил, как лучше быть. Ванины близкие предложили задействовать службу сопровождения людей с инвалидностью. В итоге Ваня спустился в метро в сопровождении четырех сотрудников службы, прекрасно с ними пообщался и благополучно съездил по своим делам.

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Ваня и отец Виктор

Отец юноши, Виктор, рассказывает, что сложности начинаются, если дело доходит до скорой. Приходится либо обзванивать больницы, либо обращаться в бюро несчастных случаев, хотя туда информация поступает с задержкой в три часа. Увы, встретиться с Ваней в больнице разрешают только в приемные дни. «Лежит он там минимум неделю, выходит весь обколотый и потом минимум месяц приходит в себя, — рассказывает Виктор. – Врачи в этих случаях тоже вынуждены действовать по протоколу и давать сильные успокоительные, сами говорят что этого делать не нужно, но нарушать протокол не могут. И они же говорят: сделайте так что бы его не забирали, для него это всегда стресс».

Иногда Ванины искренние слова незнакомые люди истолковывают как бестактность. Например, однажды он подошел к кассиру в метро и весело сказал: «А я смотрю, вы очкарик, как и я!». Женщина обиделась.

Случалось, что Ваню высаживали из автобуса недоумевающие пассажиры. Отцу юноши при этом выговаривали: «Что ж вы такого сложного парня отпускаете одного?» — «Ну а что я могу сказать? — отвечает Виктор вопросом на вопрос. — Давайте его запрем? Вы-то ездите на автобусе, вам куда-то хочется? И ему хочется! Да, иногда ему трудно справиться со своим эмоциональным состоянием. Это его особенность. У кого-то высокое давление, у кого-то болезнь щитовидной железы. А у него расстройство аутистического спектра. Когда людям это объясняют, они понимают и начинают нормально реагировать».

Если на Ваню кричат, он попросту не может воспринимать информацию. Однажды в такой ситуации он вышел из автобуса — зимой, в минус 30, в темноте, на Дороге жизни. Да еще и телефон с программкой, показывающей отцу его перемещения, разрядился. К счастью, все обошлось, хоть Ваниным близким и пришлось поволноваться.

«Ребята с аутизмом не любят резкого обращения. Недавно сын стал мне говорить (и я ему за это благодарен): «Будь поласковей со мной!» Меняешь тон, и все в порядке, — говорит Виктор. — Он четко считывает малейшее напряжение со стороны окружающих. Малейшие вещи, которые мы и не заметили бы, его расстраивают. То, что нам кажется истерикой, для него значит «Я расстроился и просто плакал». Но он учится контролировать свое эмоциональное состояние».

Мы тут рядом: как помочь людям с аутизмом не теряться в большом городе

Инструкция от Центра «Антон тут рядом» для родственников людей с аутизмом:

  1. Скачать, заполнить и заламинировать паспорт (pdf, doc) – документ с основной информацией о человеке и его особенностях. Пусть он всегда носит его с собой.
  2. Пусть человек носит браслет с гравировкой – имя и ваш контактный телефон.
  3. Пусть он носит брелок-трекер – устройство, передающее информацию о местонахождении.
  4. Пусть у него на верхней одежде будет нашивка с именем и вашим контактным телефоном.
  5. Сохранить в телефоне номер горячей линии поискового отряда «Лиза Алерт», чтобы оперативно подать заявку при необходимости: 8 800 700 54 52.

Источник

Электронный журнал о благотворительности «Филантроп» был открыт 1 марта 2010 года. Цель – не только создать полноценное СМИ, но также собрать на одной площадке сообщество профессионалов и просто неравнодушных людей для обсуждения и продвижения идей филантропии в России. Учредитель журнала — фонд CAF Россия. CAF успешно работает в Москве с 1993 года: ежегодно осуществляет около сорока программ в сотрудничестве с крупнейшими российскими и международными компаниями и фондами, постоянно наращивая объем своего грантового фонда.
Нет комментариев

    Оставить отзыв